Контакт

Календарь неумолимо листает день за днем. Вот уже и миновал 2016 год, время важнейшего события в жизни Павловского района – городу Павлово исполнилось 450 лет. Мы традиционно считаем возраст нашего районного центра от 1566 г. Так что же это за дата – 1566 год? На каких документах она основана, о чем в них идет речь и как вообще случилось, что именно она стала считаться точкой отсчета в истории Павлова? Попробуем разобраться.

Прежде всего, надо помнить, что 1566 г. – время первого письменного упоминания, а отнюдь не основания Павлова, как часто принято говорить. Историки вообще крайне редко могут точно указать дату появления того или другого населенного пункта. В этом отношении Павлово ничем не отличается от подавляющего большинства старинных русских городов, сел и деревень. Надо учитывать и то обстоятельство, что средневековое русское поселение располагалось на территории современного Павлова задолго до начала XVI столетия. В ходе археологических исследований, проводившихся на Спасской горе в начале 1990-х гг. удалось обнаружить и культурный слой XIII-XIVвв., содержавший характерную для тех времен керамику, и предметы домонгольской эпохи, изготовленные до Батыева нашествия 1237-1240гг. – пряслице (грузик для веретена) из розового шифера и фрагменты браслета из черного стекла.

Наконец, не совсем верно и то, что к 1566г. относится самое первое известное по документам упоминание Павлова. Датированная этим годом указная грамота царя Ивана IV Грозного является только подтверждением более ранней грамоты, относящейся к предыдущему 1565г.

Каковы же были обстоятельства появления этих эпохальных для нашей округи документов и о чем в них идет речь?

Оказывается, Павлово впервые попало на страницы истории благодаря тому, что в 1565г. царь Иван Васильевич повелел наделить новыми землями знаменитый суздальский Спасо-Евфимиев монастырь. В раздачу смиренным царским богомольцам достались располагавшиеся в районе современного Горбатова деревни Мещерская Поросль, Зименки, Костино и Худяково с починком Поярковым и пустошью Низкою. Пожалование указанных земель монастырю и было официально закреплено в указной грамоте от 6 апреля 1565г.

Причем же здесь Павлово?

Дело в том, что адресована эта грамота была приказчику находившихся тогда в составе Нижегородского уезда дворцовых Павловских сел Тимофею Харлантьеву сыну Усову, которому и поручалось обеспечить передачу указанных земель новому владельцу. Тот же самый Тимофей Харлантьевич Усов был и адресатом царской указной грамоты от 5 апреля 1566г., от которой принято отсчитывать время существования нашего города и в которой упоминаются не только Павловские села вообще, но и конкретный населенный пункт – Павлово. Причем обратите внимание: именно Павлово, а не Павлов Перевоз. Название, которые многие считают старейшим, на самом деле появляется в документах только в следующем, XVII столетии.

         Таким образом, Павлово не только существовало в 1565г., но и было не рядовым селом, а центром сельской округи, объединявшем вокруг себя сразу несколько населенных пунктов - названных по его имени дворцовых Павловских сел. Становятся ясными и точные даты первых упоминаний Павлова – 6 апреля 1565г. и 5 апреля 1566г. В пересчете на современное летосчисление – это соответственно 16 апреля и 15 апреля, так как разница между старым юлианским и новым григорианским календарем составляет для XVI в. десять дней.

Может показаться странным, что царь-батюшка вспоминал о Павлове исключительно в начале апреля. Тому есть свое объяснение.

Архимандрит Спасо-Евфимиева монастыря Савватий бил царю челом о передаче монастырю наряду с деревнями и землями также и озер, расположенных по левому берегу Оки в районе современного поселка Тумботино. Однако оказалось, что сам факт существования большинства этих водоемов   дворцовому ведомству неизвестен, так как в писцовых книгах они не значились. Тимофей Усов получил указание разыскать требуемые монастырем озера Езомец, Лебединец Малый, Щучье, Бревенное, Свято, Жальцово и Молево. К апрелю 1566г. почти все искомые озера (за исключением озера Жальцово) удалось обнаружить, причем оказалось, что ранее они были отданы в пользование (разумеется, не безвозмездное) павловскому крестьянину Парше Жукову (или Жюкову, как тогда писали и произносили) «со товарищи». Так, что нет ничего удивительного в том, что указные грамоты направлялись павловскому приказчику в апреле, перед началом нового рыболовного сезона, когда монастырские власти вспоминали и о возможности разнообразить рыбой стол иноков, и о возможности эту рыбу небезвыгодно продать.

Кстати, обратите внимание на Паршу Жукова, неблагозвучное прозвище которого является уменьшительным от одного из распространенных на Руси в старину православных имен – Пармена, Парамона или Парфения. Очень похоже, что в его лице мы имеем первого из павловчан, достоверно известного нам по письменным документам.

Не случайно и то, что именно документы, связанные с суздальским Спасо-Евфимиевым монастырем стали самыми ранними из сохранившихся до наших дней письменными упоминаниями Павлова. Начало XVIIв. было тяжелой порой для московских архивов. Многие ценные документы погибли или были похищены во время Смуты 1604-1613гг. в Московском государстве, но особенно губительным оказался кремлевский пожар 1626г. Архивных бумаг в нем сгорело настолько много, что знаменитый свод российских законов времен царя Алексея Михайловича - Соборное Уложение 1649г. даже официально закрепил деление архивных дел на допожарные и послепожарные. Видимо, указным грамотам 1565 и 1566гг. просто повезло. Повезло, в том числе, в силу того, что хранились они не только в Москве, но и в Суздале, в архиве Спасо-Евфимиева монастыря. А вот другим, более ранним письменным упоминаниям Павлова просто не посчастливилось. А ведь такие документы, несомненно, существовали.

В наши дни подлинники указных грамот царя Ивана Васильевича «Павловских сел приказщику Тимофею Харлантьеву» хранятся в Москве, в Российском государственном архиве древних актов, в фонде грамот Коллегии экономии по Нижнему Новгороду (Коллегия экономии – государственный орган, управлявший бывшими монастырскими землями после их секуляризации – отчуждения в пользу казны, произошедшего при Екатерине II). Широкая публика впервые смогла познакомиться с ними в 1913г. в результате публикации грамот в XIV томе «Действий Нижегородской губернской ученой архивной комиссии». Впрочем, в самом Павлове 1566 г. как дата первого упоминания будущего города стал популярным после того, как в 1958 г. редактор павловского радио Георгий Николаевич Трухин обратился с запросом о самом раннем документе, указывающем на существование Павлова к профессору Горьковского государственного университета, члену-корреспонденту Академии наук СССР Сергею Ивановичу Архангельскому. В ответном письме, ныне находящемся в фондах Павловского исторического музея, С.И.Архангельский, сам некогда работавший в Нижегородской губернской архивной комиссии, и назвал грамоту от 5 апреля 1566г. Более ранний документ от 6 апреля 1565г. не попал в поле зрения маститого историка исключительно в силу того, что в нем упоминаются павловские села вообще, а не конкретный населенный пункт Павлово. Вот так, с легкой руки С.И.Архангельского и благодаря популяризации местным радиовещанием дата первого упоминания дворцового села Павлово и стала известна широким слоям павловчан, послужив основанием для широкого празднования 400-летия города в 1966 г.

Николай ФЕДОТОВ.



12.11.2019

Перепечатка (копирование) материалов возможна только с разрешения правообладателя - МБУК "Павловский исторический музей