Контакт

При упоминании слова «кооперация» в памяти подавляющего большинства ныне живущих россиян всплывают воспоминания перестроечной поры: бойкие ребята в ларьках, торгующие товарами немалой цены и зачастую весьма сомнительного качества, отмывание грязных денег криминалитета, немалые состояния «новых русских», возникшие как будто из воздуха. И мало кто из наших современников подозревает, что кроме своего названия, «кооперация» горбачевских времен мало что общего имела с подлинным кооперативным движением, широко развитым в России второй половины XIX – первой половины XX века.

Первый в мире кооператив был создан в британском городке Рочдейл в 1844г., а через двадцать два года, 22 октября 1865г. кооперация пришла в Россию. В этот день властями был утвержден устав первого в стране ссудо-сберегательного товарищества, организованного в селе Рождественском Ветлужского уезда Костромской губернии. С самого начала своего существования кооперативное движение стало прибежищем и опорой всех, кто хотел и был способен зарабатывать деньги собственным трудом, но при этом не желал попадать в безысходную кабалу к акулам дикого капитализма. Кооперация удивительно разнообразна. Ее разновидности охватывают промышленность и сельское хозяйство, строительство, торговлю и банковское дело. Причем деятельность кооперативов никогда не ограничивалась только экономикой. Кооператоры всегда активно работали в здравоохранении и народном образовании, в культуре, спорте и благотворительности. В наши дни кооперативное движение, пожалуй, самое массовое социально-экономическое движение в мире, объединяющее около 700 миллионов человек.

В современной российской экономике роль кооперации сведена к минимуму, если не к нулю. Но так было не всегда. Сто лет тому назад наша страна занимала первое место в мире по темпам развития кооперативного движения. К концу 1913 г. в России насчитывалось свыше 30 тысяч кооперативов, а в 1917 г. их было уже примерно 64 тыс. Накануне Октябрьской революции кооперация обеспечивала 35% товарооборота огромной страны.

Пришедшие в 1917 г. к власти большевики формально выставляли себя большими поборниками кооперации. В своих статьях В.И.Ленин любил писать о социализме как о «строе цивилизованных кооператоров». А вот на практике советская власть уже в первые месяцы своего существования стала подвергать кооперацию и кооператоров гонениям. И это неудивительно. Стремившаяся к единоличной власти коммунистическая партия никак не могла допустить существования независимой от нее экономической силы. Был взят жесткий курс на подчинение кооперативов политическому курсу и экономическим планам новых российских властей, на фактическое огосударствление кооперации. Всеми правдами и неправдами в состав руководящих органов кооперации буквально пропихивались верноподданные члены ВКП(б) (пусть даже ничего и не смыслившие в порученном им деле), а прежние руководители российского кооперативного движения отстранялись от управления созданными ими организациями, а позднее и репрессировались. В итоге на место независимых сельскохозяйственных кооперативов пришли подневольные сталинские колхозы, а промысловая кооперация превратилась в бесправный придаток государственной промышленности. Но и в таком качестве промысловые артели продолжали играть важную роль в экономике Советского Союза.

Даже в 1956 г., когда руководство страны приняло решение об окончательном упразднении промысловой кооперации, в СССР работали 114 тыс. кооперативных промышленных предприятий. В них было занято около 1,8 млн. чел., производивших почти 6% валовой продукции отечественной промышленности. Вроде не так и много, но надо еще и учитывать, что это была за продукция. Не секрет, что государственная промышленность Советского Союза всегда была ориентирована прежде всего на производство средств производства, а в конечном счете на создание оборонного щита первого в мире социалистического государства. А кто же тогда снабжал население товарами повседневной необходимости? Вот эту-то экономическую нишу в 1920-1950-х гг. и занимали предприятия промкооперации. Даже к концу своего существования промысловые артели производили 40% изготавливавшейся в стране мебели, 70% металлической посуды, больше трети верхнего трикотажа, практически все отечественные детские игрушки.

Не чужды были советские кооперативы и производству сложной техники. В качестве примера: первые советские серийные фотоаппараты «ЭФТЭ» (они же «АРФО») изготавливались не государственным заводом, а московской артелью «Фото-Труд». Делали артельщики и патефоны. Один из них, произведенный ленинградской артелью «Граммофон», можно сейчас увидеть в экспозиции Павловского исторического музея.

В системе советской промкооперации функционировали 100 конструкторских бюро, 22 экспериментальных лаборатории и 2 научно-исследовательских института.

Даже Красной армии порой приходилось прибегать к услугам кооператоров. В разгар советско-финской войны 1939-1940гг. неожиданно выяснилось, что полуда котлов полевых кухонь быстро приходит в негодность, а это грозит массовыми отравлениями красноармейцев. Пришлось срочно мобилизовывать специалистов-лудильщиков из системы промкооперации. Свой посильный вклад внесли промартели и в победу над врагом в годы Великой Отечественной войны. Например, павловская артель «Металлист» регулярно отправляла на фронт произведенные ею катушки для прокладки полевой телефонной связи.

Трудно переоценить значение промысловой кооперации в истории нашей малой родины. Достаточно будет сказать, что в период своего расцвета в 1930-х гг. местная промкооперация объединяла в своих рядах тысячи и тысячи людей, проживавших в десятках населенных пунктов на территории Павловского и соседних районов.

Павловские кустари в прямом смысле слова выстрадали артельную идею. Первая попытка кооперирования местных замочников была предпринята в Павлове ровно 140 лет тому назад, в 1873г. Андреем Евграфовичем Фаворским и Николаем Петровичем Зерновым. Организованные ими ссудо-сберегательные товарищества и складочная артель просуществовали недолго, столкнувшись как с объективными экономическими трудностями, так и с сопротивлением кооперативным начинаниям местных властей и переполошившихся от появления нежданных конкурентов павловских скупщиков. Хотя первые павловские кооперативы потерпели крах, но в результате их деятельности мысль об организации артели всерьез и надолго утвердилась в умах кустарей. Неудивительно поэтому, что следующая попытка кооперирования павловчан привела в 1890г. к зарождению будущей «жемчужины российской промкооперации» - Павловской кустарной артели. Имя ее организатора Александра Генриховича Штанге хорошо известно жителям Павлова. Не забыты и первый артельный инженер Г.Э.Шперк, и ставшие ближайшими сотрудниками «артельного дедушки» павловчане И.И.Боков и А.И.Ярунин.

К сожалению, гораздо меньше известен нашим землякам один из первых соратников А.Г.Штанге - Владимир Николаевич Зельгейм, ставший впоследствии крупнейшим деятелем российской потребительской кооперации. В 1907г. В.Н.Зельгейм занимался организацией первого в России кооперативного съезда, в 1915г. стал председателем Центрального кооперативного комитета, в 1917г. был среди основателей Всероссийского центрального союза потребительских обществ и работал во Временном правительстве в качестве товарища (т.е. заместителя) министра продовольствия. В 1919г. Владимир Николаевич покинул Россию и последние годы жизни провел в Париже, где возглавлял Союз русских кооператоров за границей.

Несмотря на жесткое и энергичное вмешательство большевиков в кооперативную жизнь, количество артелей в первые десятилетия существования советской власти заметно увеличилось. Тогда же стали создаваться административные структуры, координировавшие деятельность кооперативов на местах. Для артельщиков-металлистов Нижнего Поочья такой организацией стал учрежденный в 1921г. Павловский союз металлообрабатывающих артелей (Метартельсоюз). Сейчас уже немногие из павловчан помнят, что занимаемое филиалом Нижегородского политехнического университета здание на Спасской горе было первоначально построено именно как здание Метартельсоюза. В середине 1930-х гг. Метартельсоюз руководил работой 85 артелей и промысловых колхозов, насчитывавших в своем составе почти 15 тысяч человек и расположенных на территории Павловского, Вачского, Сосновского и Богородского районов. И это не считая 8 промартелей кооперации инвалидов, также располагавшихся на территории Павловского металлообрабатывающего района.

Кооператоры Метартельсоюза изготавливали 375 наименований сталеслесарных изделий. Названия их изделий, хранящихся ныне в фондах Павловского исторического музея можно перечислять чуть ли не бесконечно. Замки висячие, ящичные, портфельные; ножи складные, столовые, филейные, разрубные, хлеборезные, сырные, промысловые; ножницы закройные, кабинетные, дамские, дорожные, ткацкие; инструмент слесарный, столярный, сапожный, хирургический… А ведь наши кооператоры производили еще охотничьи капканы и опасные бритвы, сундуки и напильники, зубоврачебный и часовой инструмент. Причем ни висячие замки, ни ножницы в то время государственной промышленностью вообще не выпускались.

По названиям навсегда исчезнувших артелей можно изучать местную географию: Павлово, Ворсма, Тумботино, Таремское, Вареж, Коровино, Молявино, Мордовское, Аксентьево, Амачкино, Большое Чирьево, Ярымово, Меленки, Хвощёвка, Богданово, Малахово, Городищи, Арефино, Польцо, Беляйково, Казаково… Кстати, именно в системе промкооперации началось производство знаменитой ныне казаковской филиграни. Да разве только ее. Большинство народных художественных промыслов России имеют артельные корни. Из кооперативной колыбели вышли предприятия, мастера которых доныне создают хохломскую и городецкую роспись по дереву, палехскую, мстёрскую и холуйскую лаковую миниатюру, ростовскую финифть и северную чернь.

Промкооперация – это не только производство. Артельное руководство никогда не забывало и про социальную сферу, про потребности своих работников в культурном отдыхе, в охране здоровья и достойном воспитании детей. Павловские артели имели собственную сеть яслей и деточагов (так тогда называли детские сады). Именно промкооперацией был открыт первый в Павловском районе дом отдыха трудящихся. А кто сейчас помнит, что задолго до побед пазовского «Торпедо», в 1930-1940-х гг. сильнейшей футбольной командой Павлова был местный «Спартак» - команда артели им. С.М.Кирова.

На 1 января 1936г. в системе Метартельсоюза работали 25 клубов, 26 стационарных и 32 передвижных библиотеки с 3863 читателями, 79 красных уголков и изб-читален, 44 школы по ликвидации безграмотности, в которых училось 1575 человек. Да и наш Павловский исторический музей был изначально открыт в декабре 1936г. как Павловский промышленный музей в системе Метартельсоюза, а его первым директором стал Александр Иванович Ярунин – кооператор еще с дореволюционным стажем.

Занималась промкооперация и издательской деятельностью. Хорошо знакомая любителям местной истории книга О.В.Ротштейн и Н.И.Шиловой «Павлово в XVII веке» была выпущена в 1930г. в Москве редакционно-издательским отделом Всероссийского союза промысловой кооперации. Тот же РИО Всекопромсоюза и в том же 1930г. переиздал в составе сборника «Павлово» знаменитые «Павловские очерки» В.Г.Короленко.

Несмотря на все успехи советских артельщиков руководство правившей в СССР коммунистической партии всегда относилось к промкооперации как к мелкобуржуазному пережитку в социалистической экономике. А отсюда и постепенно наметившийся курс на свертывание системы промысловой кооперации, слияние артелей и промколхозов с государственными предприятиями.

Серьезный удар по промысловым кооперативам нанесла Великая Отечественная война. Мужчин-артельщиков забирали на фронт, многие из них навсегда оставались на полях сражений, а в поредевших населением деревнях ликвидировались оставшиеся без рабочих рук артели. В годы войны безвозвратно прекратили свое существование 26 артелей системы Метартельсоюза.

Миновало военное лихолетье, стали восстанавливаться некоторые из ранее закрытых промкооперативов и даже появляться новые и вдруг в 1951г. под флагом сокращения управленческого аппарата многие ранее самостоятельные артели стали лишь отделениями других, более крупных. В 1955г. промкооперативы Павловского металлообрабатывающего района дали стране валовой продукции на 347,8 млн. руб. Численность же артельщиков системы Метартельсоюза на 1 января 1956г. составляла 16610 чел. Но ни работа павловских артельщиков-металлистов, ни деятельность других кооператоров-промысловиков уже не интересовали правящую верхушку СССР. По мере укрепления позиций Н.С.Хрущева, в советском руководстве утвердилось мнение о необходимости единой формы собственности и курсе на развитие крупного производства. Участь промкооперации была уже бесповоротно решена, когда 14 апреля 1956г. ЦК КПСС и Совет Министров СССР приняли постановление «О реорганизации промысловой кооперации». На самом деле никакой реорганизации не было. Промысловые кооперативы попросту вливались в состав государственного сектора экономики. Метартельсоюз был упразднен, а входившие в его состав промысловые артели были объявлены государственными заводами и переданы в распоряжение Главного управления инструментальной промышленности Министерства местной промышленности РСФСР. Окончательно же промысловая кооперация Советского Союза была ликвидирована в 1960г.

Что же дальше? А дальше началось постепенное, но неуклонное сокращение числа мелких предприятий района. Многие из них сначала потеряли свою самостоятельность, став цехами более крупных заводов, а потом и вовсе были закрыты. А вслед за закрытием малых предприятий постепенно стали пустеть и сами населенные пункты, села и деревни, в которых эти предприятия находились.

Стал сокращаться и ассортимент выпускаемых местной промышленностью изделий. Так, вскоре после огосударствления артели им. С.М.Кирова и артели «Металлист» в Павлове навсегда прекратился выпуск висячих замков – не просто товара народного потребления, но главного исторического символа города, сделавшего некогда кустарное Павлово знаменитым на всю Россию.

Ныне промысловая кооперация напоминает легендарный затонувший континент. Некогда процветавшая и дававшая работу тысячам людей она, как кажется, навсегда ушла в небытие. Но кто знает? Принято считать, что история развивается по спирали. И может промысловая кооперация России окажется все-таки не Атлантидой, а птицей феникс, вновь возвратившейся к жизни, когда это понадобится людям и нашей стране. А пока Павловский исторический музей продолжает хранить память о ней в своих стенах.

Николай ФЕДОТОВ.



12.11.2019

Перепечатка (копирование) материалов возможна только с разрешения правообладателя - МБУК "Павловский исторический музей