Контакт



Федотов Н.Б.,

МБУК «Павловский исторический музей»

 

Сельские «тысячники»:

тысячепудовые колокола села Павлово Горбатовского уезда

 

В конце 1890г. выходивший в Москве журнал «Русская мысль» познакомил своих читателей с новым публицистическим произведением Владимира Короленко. Очередное творение набиравшего популярность молодого автора носило название «Павловские очерки» и было посвящено жизни и быту обитателей села Павлово Горбатовского уезда Нижегородской губернии – крупнейшего в Российской империи центра кустарного производства висячих замков, столовых и складных ножей, ножниц, весовых коромысел и прочих сталеслесарных изделий. Вступительная («вместо предисловия») и задававшая тон всему произведению главка была названа В.Г. Короленко «Размышления о павловском колоколе». Во время своих прогулок по Павлову писатель вышел к старой церкви, рядом с которой находилась «квадратная площадка с шатровым навесом, заменяющая колокольню». Под навесом же висел «громадный колокол, каких не много увидите вы и в больших городах».[1] При попытке ударить в него вместо ожидаемого звона раздавался «дребезжащий стук, а за ним жалкий, надтреснутый хрип». Несоответствие жалкого звука внушительным размерам объяснялось просто: «в теле огромного колокола виднелась большая зазубрина, от которой кверху змеилась широкая трещина».[2] Именно этот треснувший колокол В.Г. Короленко выбрал в качестве символа экономического упадка не только всероссийски знаменитого в те годы промыслового нижегородского села, но и всего столь любимого его друзьями-народниками кустарного бытового строя.

Колокол, упомянутый в «Павловских очерках» - не вымысел, не литературный образ, он существовал в действительности. Восстановить его реальную историю можно благодаря хранящемуся в фондах Павловского исторического музея дневнику семьи Страховых. Свыше ста лет, с 1835 по 1949г., павловчане Страховы (изначально род был крестьянским, позднее среди его представителей встречались мещане и купцы) вклеивали в потрепанный месяцеслов николаевской эпохи все новые и новые листы, на которых записывали краткую информацию не только о делах семейных, но и о событиях в общественной жизни родного села (а впоследствии города) Павлово. Наряду с сообщениями об открытии учебных и лечебных заведений, стихийных бедствиях, визитах высокопоставленных чиновников в семейном дневнике нашлось место и наиболее ярким страницам церковной жизни Павлова.

Благодаря дневнику Страховых можно точно установить начало истории бронзового героя «Павловских очерков». 10 сентября 1837г. Алексей Афанасьевич Страхов – первый из составителей семейной летописи, сделал запись о том, что в Павлове во дворе старого, сгоревшего еще в 1797г. вотчинного правления произошло «отлитие в собор большого колокола весом в 1000 пудов. При 14-часовом растоплении сего числа в 2 часа пополудни пущена медь и отлитие кончилось благополучно».[3] На обороте страницы с записью об отлитии колокола имеется другая запись, сообщающая подробности этого события и сделанная рукой сына А.А. Страхова – Петра Алексеевича. Пётр Страхов называет имя человека, отлившего колокол – колокольный мастер Веревкин. Не исключено, что это никто иной, как мастер Веревкин, служивший на колоколитейном заводе московского купца М.Г. Богданова и бывший участником создания в 1817-1818гг. сохранившегося до наших дней 4000-пудового Успенского колокола для колокольни Ивана Великого в Московском кремле.[4]

Указывает младший Страхов и предпринимателя, на деньги которого был создан колокол. Это выходец из павловских крепостных крестьян, вольноотпущенный графа Д.Н. Шереметева, горбатовский (а позднее нижегородский и, наконец, муромский) купец 1-й гильдии Николай Алексеевич Акифьев, владевший в родном селе одновременно стальным, кожевенным и мыловаренным заводами. Акифьев щедро жертвовал деньги на содержание храмов в Павлове и ряде населенных пунктов округи, а также финансировал организацию Никольско-Георгиевского женского монастыря в селе Абабкове Горбатовского уезда.[5]

С личностью Н.А. Акифьева были связаны довольно комичные обстоятельства отлития соборного колокола. Вот как об этом пишет П.А. Страхов: «Полиция в лице исправника Гущина почему-то была недовольна Акифьевым. Когда медь уже была положена в печь, приехал член (вероятно один из заседателей земского суда – Н.Ф.) и запечатал двери у завода; колокольный мастер Веревкин заявил, что терпеть нельзя, колокольная форма отсыреет».[6] Решили обратиться за помощью к управляющему Павловской вотчиной графа Д.Н. Шереметева генералу Попову. Управляющий принял соломоново решение: печать на дверях оставил и даже приставил к ней караул, а вот забор вокруг дверей велел сломать, после чего продолжить топить медь.[7] Так и был отлит колокол Троицкого собора села Павлово.

Впрочем, на первых порах, в 1837-1838гг. новый соборный колокол не функционировал. Только в 1839г. для него, на средства все того же Н.А. Акифьева была построена отдельно стоящая звонница.

Тысячепудовый колокол мастера Веревкина исправно служил жителям Павлова до 3 июля 1882г. В этот день он и раскололся, получив описанную Короленко трещину.[8]

По случайному совпадению, именно в сентябре 1890г., когда вышел в свет номер журнала «Русская мысль» с первой частью «Павловских очерков», описанный в ней колокол перестал существовать. Прихожане павловских соборных церквей – Троицкой и Спасо-Преображенской, приняли решение о замене треснувшего колокола на новый, тоже весом в тысячу пудов. 10 сентября 1890г. старый колокол был снят со звонницы и увезен за околицу села, на поле близ дороги, шедшей из Павлова в Ворсму – еще одно крупное торгово-промышленное село Горбатовского уезда. 18 сентября колокол был окончательно разбит. Весу в разбитом колоколе оказалось за исключением железных ушей 997 пудов 15 фунтов. Для того, чтобы отлить новый нужно было добавить в расплав как меди, так и олова. Для этого на Нижегородской ярмарке было закуплено 110 пудов штыковой меди, произведенной на заводах Демидовых. Также было приобретено 5 пудов олова. Кроме того, жителями Павлова было собрано по домам еще 10 пудов старой меди. Таким образом, набралось 1122 пуда 15 фунтов металла.[9]

Отлитие нового колокола состоялось 2 октября 1890г. Как сообщает все тот же дневник Страховых: «при 9-ти часовом растоплении… в час дня была пущена медь и отлитие кончилось благополучно». На самом деле не так уж и благополучно. На этот раз мечте прихожан о тысячепудовом колоколе не суждено было сбыться. Планировалось, что при плавке уйдет на угар примерно 25 пудов металла. Однако при окончании отливки из лотка и печи было вынуто слишком большое количество оставшегося неиспользованным при плавке металла – 221 пуд 23 фунта. В результате новый колокол весил всего 875 пудов 32 фунта. Расстроенные заказчики обвинили в неудаче руководившего отливкой мастера. Дневник Страховых называет его Язычковым, но скорее всего это был Василий Дмитриевич Языков, владелец колокололитейного завода в городе Арзамасе Нижегородской губернии. В итоге разочарованным жителям Павлова не оставалось ничего иного, как 14 ноября 1890г. водрузить новый колокол на звонницу.[10]

И все же в самом конце XIX столетия в Павлове появилось сразу два тысячепудовых колокола. Финансировали их создание павловский торговец стальным товаром, горбатовский купец 2-й гильдии Лавр Иванович Ногтев и его супруга Мария Ивановна. Ногтевы были прихожанами Богоявленской единоверческой церкви села Павлова, поэтому неудивительно, что первый из двух сельских колоколов-«тысячников» был отлит именно для неё. Колокол весом в 1070 пудов отливали не в самом Павлове, а в Москве, на знаменитом колокололитейном заводе потомственного почетного гражданина, купца 1-й гильдии Павла Николаевича Финляндского. Завод П.Н. Финляндского был, пожалуй, самым титулованным из российских колокололитейных предприятий своего времени – трижды удостаивался права изображать государственный герб на своих изделиях и к 1908г. имел 15 различных наград, полученных как на российских, так и на международных выставках. Колокола, изготовленные фирмой Павла Финляндского, украшали звонницы самых знаменитых соборов империи: московского храма Христа Спасителя, питерского Спаса на крови, киевского храма святого князя Владимира.

Что же касается колокола, отлитого на заводе Финляндского для села Павлова, то он был вполне благополучно доставлен к месту назначения по реке Оке на барке 3 октября 1894г. И все-таки и на сей раз не обошлось без приключений. Осень 1894г. выдалась дождливой и сначала пришлось ждать до 9 октября, когда выглянуло солнце и подморозило, почему и стало возможным перевезти колокол от пристани к Богоявленскому храму. Через неделю, 16 октября его попытались поднять на временную колокольню (причем церковь Богоявления уже имела одну колокольню, но та не подходила по своим размерам). Из-за мешавшего работе дождя первая попытка не удалась и только 17 октября, к вечеру работу закончили и сразу же начали благовестить в повешенный колокол.

Еще в июне 1894г. на деньги все того же Л.И. Ногтева была заложена и постоянная колокольня, но закончить до зимы ее не успели – вновь помешала дождливая погода. Готова постоянная колокольня была только через год, в октябре 1895г., когда на нее и перенесли отлитый на деньги Ногтевых колокол.[11]

Вслед за Богоявленской церковью настала очередь относившегося к официальной православной церкви храма Вознесения Христова. Для него Ногтевы заказали колокол уже не на заводе Финляндского, а в другой известной московской колокололитейной фирме – в «Товариществе на паях колокололитейном заводе братьев Самгиных». 8 октября 1895г. готовый колокол для Вознесенской церкви был доставлен в Павлово также, как и предыдущий – речным путем. Вес его составлял 1041 пуд и 20 фунтов. На этот раз погода стояла солнечная и теплая и уже через два дня, 10 октября колокол перевезли к церкви, 12 октября подняли его на паперть и, наконец, 15 октября повесили на первом ярусе колокольни (установить колокол выше не позволяли габариты колокольни, возведенной в начале XIX в.).[12]

Дальнейшая судьба павловских тысячепудовых колоколов сложилась печально, как, впрочем, и судьба сотен других российских колоколов в XX в. Первым из них жертвой атеистической политики Советской власти пал колокол Богоявленского храма. 29 марта 1931г. он был снят с построенной семейством Ногтевых колокольни, разбит и увезен на переплавку.[13] Через три месяца, в июле 1931г. Богоявленская церковь, возведенная некогда по проекту видного мастера провинциального позднего классицизма М.П. Коринфского, была взорвана.

Кроме того, в том же году, 23 мая 1931г. колокольный звон в Павлове был запрещен.[14]

В 1932г. настала очередь многострадального соборного колокола. 27 июля 1932г. была уничтожен летний соборный Троицкий храм, а на следующий день была сломана и соборная звонница с колоколом мастера Языкова. Сам колокол после снятия с звонницы был разбит.[15]

Позднее других наступил конец колокола Вознесенского храма. В ноябре 1935г. Вознесенская церковь была закрыта под склад сталеслесарного товара (позднее в бывшей церкви находились квартиры горожан).[16] Вероятно, тогда же был ликвидирован и тысячепудовый колокол, отлитый на заводе Самгиных. Колокольня храма некоторое время использовалась в качестве пожарной каланчи, а затем была снесена.

В наши дни, по церковным праздникам над Павловом вновь разносится колокольный звон, исходящий с воссозданной колокольни церкви Вознесения Христова. Вот только ни один из храмов современного города не может похвастаться колоколами, сопоставимыми по размеру и качеству с теми, что украшали церкви села Павлова в XIX и начале XX в.

 

 

 

[1] В.Г. Короленко. Павловские очерки/В.Г. Короленко. Собрание сочинений. Т. 5. М., 1953. С. 219.

[2] Там же. С. 221-222.

[3] Павловский исторический музей. ПКМ № 8526. Дневник семьи Страховых. 1835-1949. Л. 56.

[4] А.А. Глушецкий. Колокольное дело в России во второй половине XVIII – начале XX века. Энциклопедия литейщиков. М., 2010. С. 250.

[5] Л.Г. Козлова. Николай Алексеевич Акифьев/Нижегородская энциклопедия промышленности и предпринимательства. Нижний Новгород,2011. С. 13-14.

[6] Павловский исторический музей. ПКМ № 8526. Дневник семьи Страховых. 1835-1949. Л. 56 об.

[7] Там же. Л. 56 об.

[8] Там же. Л. 56.

[9] Там же. Л. 65-65 об.

[10] Там же. Л. 65-65 об.

[11] Там же. Л. 65 об.- 66 об.

[12] Там же. Л. 66 об.

[13] Там же. Л. 66 об.

[14] Там же. Л. 34.

[15] Там же. Л. 47 об.

[16] Там же. Л. 73 об.

Краткий текст новости


14.06.2019 | Админ | Просм. 82 | Комм. x | Категория: Новости музея

В "Павловский музей ножа" (филиал МБУК "Павловский исторический музей") требуются: 

1. Старший научный сотрудник (высшее образование обязательно). 

2. Смотритель.

3. Уборщица.

Все подробности по тел. 8-961-639-24-60 Светлана Анатольевна. 

 

Краткий текст новости


11.06.2019 | Админ | Просм. 80 | Комм. x | Категория: Новости музея

17 мая (пятница) в 13.00 в Павловском историческом музее открывается новая выставка "Старина седая: посуда родного края" (из фондов музея). Приглашаем всех желающих на открытие выставки.Краткий текст новости


14.05.2019 | Админ | Просм. 118 | Комм. x | Категория: Новости музея
1 2 4 5 6 ... »» ... 9
26

Перепечатка (копирование) материалов возможна только с разрешения правообладателя - МБУК "Павловский исторический музей